Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:04 

I came back for you, Джанто, R

Janto
Название: I came back for you
Авторы: Allive, DrakonL
Бета: Fausthaus
Рейтинг: R
Персонажи: Йанто Джонс, Джек Харкнесс, Доктор и немного Гвен.
Пейринг: Джек/Йанто
Жанр: romance/drama
Саммари: Будьте осторожны с желаниями, они имеют обыкновение сбываться.
Комментарии: Crossover Doctor Who/Torchwood.
Спойлеры: Четвёртый сезон Доктора и второй сезон Торчвуда.
Размер: миди
Статус: Закончен
Предупреждения: Один из авторов начитался английского фанона и возмутился, почему такое не пишут у нас. И этот автор игнорирует обвинение в плагиате – эту идею размусолили в англофэндоме все, кому не лень.

Forever young, I want to be
Forever young,
Do you really want to live forever?
Forever – and ever…
«Forever young» Alphaville


Сегодня он сделал то, чего не позволял себе никогда: смотрел как человек убивает себя. Клялся, давным-давно он клялся себе, что больше никогда не допустит подобного, не позволит, не даст уйти, а сегодня… Сегодня он просто смотрел. Люди, хрупкие, маленькие люди, почему вы так мало живете?
А еще Джек точно знал, что сегодня они будут вместе. Сегодняшней ночью он не перенесет одиночества. Стены хаба – привычные, родные стены – задавят его своей серой тяжестью. Сегодня он не отпустит свой единственный кусочек тепла.
Тяжело закрылась дверь хаба за спиной.
– Йанто?
– Да, сэр, вы что-то хотели?
– Ещё кто-то есть? – почему-то сил хватило только на шёпот.
– Нет, сэр, все разошлись.
– Хорошо. Останься сегодня со мной.
– Простите, сэр? – руки опустились на плечи.
– Просто останься со мной, – губы нашли чужое дыхание, бумаги полетели на пол, и кажется, что можно дышать и не бояться. Теперь не бояться остаться одному. Не сегодня, сегодня он не один.
Смертным кажется, что бесконечность дает ответы на все вопросы. Но вечность лишь порождает новые, и с каждым прожитым мгновением их становится все больше и больше. Поэтому, прижимая Йанто Джонса к себе по ночам, Джек Харкнесс молил о том, чтобы время остановилось и дало ему почувствовать его тепло каждой клеткой тела. Тяжёлое, сбившееся дыхание на его шее, цепкие пальцы, впившиеся в плечи, стоны, вскрики, прокушенную губу, влажный от пота лоб, расширенные в экстазе зрачки…
Но время бежало и не собиралось останавливаться. И Капитан Харкнесс с ужасом думал о том дне, когда ему придётся расстаться с Йанто.
Сначала время бежало, а потом понеслось вскачь: Абадонна, сон, Доктор, год, которого не было, возвращение в свой мир, к своим людям. Что было, что будет, от чего еще пройдется отказаться?

Ты ушел, вернулся и приглашаешь на свидание… Я, наверно, никогда не пойму тебя, капитан Харкнес. Ты никогда не допустишь меня к себе, но и не оттолкнешь. Кто ты, капитан? И кто я для тебя?
Страх, пробивающийся сквозь привычное спокойствие, заставлял сердце биться в сумасшедшем ритме, но слова, сорвавшиеся с губ, были произнесены размерено и ровно:
– ...Ты хотел бы вернуться в своё время? Если бы мог?
– Зачем? Вам бы не хватало меня? – Йанто не видел его лица, но готов был поклясться, что губы искривила усмешка.
– Да.
Можно было поверить, что здесь наедине, без свидетелей – Джек сказал не «Вам», а «тебе».
– Я покинул дом слишком давно. Теперь я даже не знаю, где мое время, – Йанто подходил ближе, медленным шагом, не вынимая руки из карманов, чтобы скрыть дрожь. – Может быть, это больше не имеет значения.
– Я… – осторожно, подбирая слова, чтобы не дай Бог, не ляпнуть лишнего, – …знаю, что ты одинок, – сказал Йанто, садясь прямо на стол, внимательно наблюдая за быстрыми движениями рук, что разбирали бумаги. Джек резко отложил какую-то папку и сцепил пальцы, поднимая взгляд.
– Возвращение домой не спасло бы меня. Находясь здесь, я видел такое, о чём никогда и не мечтал. Любил людей, которых никогда бы не узнал, оставшись там, где я был, – взгляд Джека пронзил, кажется, насквозь, да так, что перехватило дыхание. «Какой же он красивый…» – Я бы не променял это на целый мир.
Сдерживаться было выше сил. Потянуться вперёд, притянуть за затылок к себе, почувствовать его дыхание, ощутить вкус его губ…
«Я тоже, Джек. Я тоже не променял бы тебя ни на что…и ни на кого…»

* * *

– Ещё раз поздравляю, дорогой, – мама в который раз за день обняла его и поцеловала в щёку. Йанто чуть улыбнулся. Анжела Джонс никогда не отличалась пунктуальностью, но один раз в году она всегда приезжала вовремя: 19 августа, в день рождения Йанто. Ведь не поздравить сына – страшный грех. Не то, чтобы Йанто был против, присутствие матери гарантировало, что он будет трезв до момента её отъезда. То есть – Йанто посмотрел на часы – через 5 минут и 40 секунд можно доставать запрятанную бутылку виски.
– Кстати, – уже одетая, миссис Джонс неожиданно схватилась за сумочку и начала там рыться, – я совсем забыла. Это не подарок ко дню рождения, а просто маленький презент. Я на днях разбирала вещи отца, Ри мне помогала. Ты ведь помнишь, тогда на выходных, когда ты отказался приехать под предлогом своей мифической работы… О, дорогой, я тебя не упрекаю, – Йанто открыл было рот, чтобы что-нибудь ответить, но передумал, когда как Анжела продолжала, ничуть не смущаясь его молчанием: – И там лежала большая гравированная шкатулка. Сначала я подумала, что она чужая, но потом вспомнила, что, кажется, видела шкатулку пару раз у твоего отца. Поэтому ее содержимое я со спокойной совестью отдаю тебе.
И торжественно вручила нечто, завёрнутое в бумажный носовой платочек.
– Давай, – улыбаясь, проговорила она. – Посмотри. Они чудесны.
У Йанто почему-то перехватило дыхание, когда он разворачивал это нечто непонятное, круглой формы.
– Я не стала их открывать, сам знаешь, я ничего в этом не понимаю, вдруг ещё сломаю… Тебе нравится, сынок?
Джонс же с каким-то волнением разглядывал маленькие серебряные карманные часы на тонкой цепочке. И ликующее тёплое чувство вдруг затопило с головой, да так, что закружилась голова. Наконец-то…
– Прости, ты что-то сказала? – очнулся Йанто и поднял взгляд на маму. Она с беспокойством смотрела на него.
– Я спросила, нравятся ли тебе они?
– Да, спасибо, – рассеянно ответил Йанто, поглаживая подушечкой пальцев гравировку на крышке.
За миссис Джонс давно закрылась дверь, а странное чувство оцепенения не проходило. Йанто всё так же сжимал в руке серебряную цепочку, на которой висели старинные часы. Как оказалось, что они могли принадлежать его отцу? Как такое может быть? – мелькнуло вдруг в голове. – Часы идеально подходят тебе.
Мужчина будто впал в транс. Время будто застыло, как и чувства и восприятие. Застывший взгляд смотрел перед собой, а пальцы всё также судорожно сжимали то, что стало на миг центром мира. Его маленького, жалкого, никому не нужного мира.
Когда он очнулся, то показалось, что прошли часы, а на самом деле считанные минуты. Еле передвигая будто налитые свинцом ноги, он прошёл в гостиную.
Ещё рано… Не сейчас…
Находясь будто во сне, он положил часы на полку над искусственным камином, и в ту же секунду раздался резкий звонок в дверь.
На пороге стоял Джек. Джек Харкнесс. Его босс, чёртов Капитан Джек Харкнесс. Человек, которого он меньше всех ожидал здесь увидеть. В одной руке у Джека была коробка с пиццей, в другой он держал ключи от квартиры Йанто, но очевидно так и не смог справится с замком одной рукой и открыть дверь.
– Джек? – Йанто растеряно отступил на шаг, пропуская его.
– Я… эээ… без подарка, – следующее движение коробкой пиццы показывало, что Джек хотел виновато развести руками.
– Зачем? – бестолково спросил Йанто, закрывая за ним дверь и проходя в гостиную.
– Ну… – пробормотал Джек. – У тебя вроде как праздник… День рождения…
Йанто промолчал. А Джек, положив коробку на журнальный столик, подошёл почти вплотную и притянул к себе за плечи, мягко целуя в губы. Джонс не колебался, решительно начиная стягивать с Джека одежду…
…Забытые часы остались на полке.

Капитан Харкнесс проснулся сам от того, что выспался, первый раз за… за черт-знает-сколько времени. Под боком кто-то уютно сопел прямо в ухо – и это было правильно. Это было именно то, чего капитану не хватало очень давно. Он открыл глаза и легонько подул, убирая с лица волосы Йанто, и прижимая к себе чужое, сонное тело. Через 8 минут зазвонит будильник, а пока, можно просто лежать и, ни о чём не думая, смотреть в потолок.
Йанто завозился рядом как обычно за одну минуту до звонка будильника, но, ещё не просыпаясь до конца, просто прижался ещё теснее, будто спрашивая себя, не сон ли это. Джек погладил подушечками пальцев плечо прижавшегося к нему Джонса и лениво улыбнулся, когда Йанто все же открыл глаза и уставился на него полусонным взглядом.
– С добрым утром, соня, – задумчиво перебирая челку, поприветствовал Джек своего секретаря. – Как спалось последние четыре часа?
– Четыре часа и шестнадцать минут, – сонно заявил Йанто, пофыркивая и зарываясь носом ему в шею.
– Да? – удивлённо вскинул брови Джек. – Откуда такая точность?
И тут вдруг Йанто окончательно проснулся, глядя на него расширенными и ошарашенными глазами.
– Не знаю… – выдавил он, явно смущённый.
– Интересно. Не замечал за тобой таких способностей, – одновременно со словами Джека раздался звонок будильника. – Но нам точно необходим твой волшебный кофе, если мы хотим добраться до работы.
Йанто облегчённо засмеялся, и Джек едва удержался от желания его поцеловать. Поддавшись искушению, они бы не вылезли из кровати и в ближайшие два часа, в этом Харкнесс был уверен.
– Думаю, что нам пора идти в душ, ты как? – Джек легонько гладил секретаря по плечу тыльной стороной ладони. – Знаешь, я очень долго хотел вернуться к тебе.
Улыбка Джонса сошла на нет, точнее неуловимо изменилась: он продолжал улыбаться, но как-то натянуто и жалко.
– А когда я спрошу, почему ты не вернулся раньше, – тихо начал говорить он, – ты ответишь, что не мог, и когда-нибудь ты мне об этом расскажешь, обязательно расскажешь.
Джек открыл было рот, чтобы ответить, но секретарь поднял, протестуя, руку, и глядя на него таким взглядом, что сердце почему-то сжималось от непонятно откуда взявшейся вины.
– Не надо, – а вот голос звучал неожиданно мягко и тепло. – Я ещё не готов слушать твою ложь. Пойдём в душ? – и просто протянул руку, отчего на душе Джека стало легче, будто сам собой решился какой-то терзавшей его конфликт.
Джек вздохнул, переплел пальцы с пальцами Йанто и легонько погладил ладонь, благодарно улыбаясь. Поднялся следом и, окинув взглядом, заглянул в глаза и поцеловал, притягивая к себе, обнимая и обещая, обещая остаться навсегда.
– А вот теперь, можно и в душ, – приглашающе распахивая дверь в ванную.
После двадцатиминутного, слегка затянувшегося душа Джек сидел на кухне и наблюдал, как Йанто крутится у кофеварки и что-то бормочет себе под нос, пытаясь на скорую руку сварить кофе и уговаривая строптивую машину работать, и остро осознавал, как ему всего этого не хватало и он счастливчик, раз ему есть куда возвращаться…

* * *

Джек устало откинулся на кресле и потер глаза. Потом встал и решил сходить к Мануи. Тяжёлый и такой длинный день, везде пусто и тихо, только слегка шумят кулеры. Так уже было когда-то, пусто и одиноко. Капитан вышел из кабинета и удивленно наткнулся взглядом на своего секретаря:
– Йанто, я же всех отпустил. Почему ты тут?
Джонс вздрогнул и поднял какой-то затравленный взгляд, неясно бормоча:
– Я не слышал, сэр.
Джек скептически хмыкнул, и повисло чуть напряжённое молчание, разбавленное вздохами и дыханием. Йанто заметно нервничал, как днём, когда Джек застал его с оружием, изображающим Джеймса Бонда. Капитан улыбнулся воспоминанию, не заметив, как секретарь встал и протянул кружку с горячим свежесваренным кофе.
Джек взял кофе и улыбнулся.
– Ты тоже устал сегодня, – он положил руку на плечо и погладил большим пальцем венку на шее. – Ты напряжен.
– Тяжёлый день, – откликнулся Джонс, упорно прогоняя воспоминания о страхе, который цепкой хваткой держал за горло, пока к его виску был приставлен пистолет. Не то, чтобы для него это было в новинку или он не знал, как действуют в таких ситуациях (в Лондонском Торчвуде была серьёзная подготовка, а в Кардиффе он набрался практики), просто он так и не научился бороться с этим самом страхом. Когда его жизни угрожали оружием или чем-то подобным. Это был вполне понятный страх, ведь каждый человек беспокоится о своей шкуре. Но Йанто было стыдно за свои чувства. Стыдно за то, что, скорее всего, Джек о них знает, и то, что, поддавшись этим самым чувствам, он с удовольствием «отомстил» обидчикам. И это тоже было страшно.
Джек заметил внутренние переживания в глазах своего секретаря.
– Сегодня всем было тяжело. Перестань так нервничать, я рядом, – рука спустилась по плечу в ладонь. – Не хочешь идти домой?
Йанто не сдержал улыбки, услышав привычные лукавые нотки в голосе босса. Признаваться, что он специально остался, чтобы рано или поздно попасться на глаза Джеку, не хотелось, поэтому он просто кивнул.
Джек, расплылся в улыбке:
– И что, совсем нет идей о том, как провести вечер? – он склонился прямо к уху.
Йанто усмехнулся и ответил:
– Ну почему же, пару идеек есть.
Чужое дыхание словно обожгло шею.
– Я очень хочу о них услышать, – чашка оказалась на столе, а руки капитана на его плечах.
Йанто дрожал, а руки у него были совсем ледяные. Он неуклюже обхватил Джека за шею, но не торопился принимать дальнейшие действия, внимательно и серьёзно смотря в глаза Харкнесса и судорожно облизывая губы.
Джек, следя взглядом за юрким язычком, внутренне усмехнулся и впился губами в губы секретаря, прижав его к столу спиной. Йанто моментально зарылся пальцами в его волосы, ответив на поцелуй, отстраненно подумав, что кофе совсем остыл, а он ещё не закрыл хаб и не покормил Мануи с долгоносиками. Поцелуй Джека был жадным и слишком быстрым, когда он скользнул губами вниз, целуя в шею. Джонс по инерции закрыл глаза, полностью отдавая себя чувствам.
Джек прижал Йанто к себе еще плотнее, притягивая за бедра, скользя языком по шее, вылизывая ключицы, жарко дыша, и оставляя следы зубами. Йанто задыхался от неожиданного напора капитана, глухо постанывал, откидывая голову, и пытался собрать в кучку ускользающую реальность. Горячие ладони Джека поглаживали спину, а потом переместились, а через мгновения его рубашка отлетела в сторону.
– Ко мне? – низко зашептал на ухо Харкнесс, и Джонс не смог справится от охватившей его тело дрожи предвкушения.
– К тебе! – Джонс, вцепившись в руку капитана, послушно пошел за ним.
– Надеюсь на утренний кофе. И не только кофе.
Хищная улыбка Джека заставила что-то внутри вздрогнуть, но тёплая ладонь, согревающая трясущиеся плечи, одним движением вновь вселила чувство необычайного доверия к этому человеку. Выбросив ненужные мысли из головы, Йанто притянул медлящего Джека к тебе, и больше они не говорили – слова им были не нужны…

* * *

Джек молча захлопнул сейф с вещами своих теперь уже бывших сотрудников, со злостью впечатал кулак в стену… Он обещал, клялся себе, что никогда, ни за что не допустит этого: не позволит себе потерять свою команду. Почему, почему никогда не получается? Почему он может только смотреть: смотреть на то, как они уходят, дорогие, нужные, ставшие родными люди. Капитан прислонился горящим лбом к стене. Почему он так бессилен?
Постояв неподвижно, Харкнесс заставил себя отвернуться и, не оглядываясь, выйти из хранилища. Поднявшись наверх, он застал Йанто, согнувшегося в неестественной позе на диване, бездумно смотрящего в пустоту. Гвен сидела рядом. На столике перед ними сиротливо стояла купленная Джонсом бутылка дорогого виски.
Джек вернулся в кабинет и принес стаканы, щедро разливая алкоголь, молча протянул Йанто и Гвен их порции.
– Я не смог уберечь их, пусть там, где они сейчас будет лучше, чем здесь.
У Йанто появилось желание ляпнуть, что Оуэн там был, и ему определённо не понравилось, но он вовремя прикусил язык и поспешно сделал глоток. Виски был слишком хорошим, оправдывающим свою цену, поэтому горло и язык обожгло, и на глаза непроизвольно выступили слёзы. Он поспешно зажмурился и мужественно проглотил до конца, ощущая, как жидкость стекает вниз.
Джек разлил виски еще раз. Гвен ломающимся голосом все-таки уговорила себя спросить:
– Как они попали к тебе, как ты их нашёл?
Джек, грустно усмехнулся, вздохнул и начал свой рассказ:
– Как приблудившиеся котята… Наверное, это даже традиция Торчвуда… Тош вынудили работать на одну террористическую группировку; ее поймали и бросили в тюрьму без суда и следствия. Навсегда. Маленькая испуганная девочка, которая очень хотела спасти свою мать. Я ее вытащил в обмен на контракт с моей организацией, – капитан отхлебнул виски и заставил себя продолжить.
Йанто слушал с каким-то нахлынувшим оцепенением.
А ведь ты, наверное, мог их спасти…
Джонс вздрогнул всем телом, пальцы сильнее вцепились в стакан, и он подавил желание оглянуться и поискать громкий голос, почему-то вдруг зазвучавший у него в голове.
Джек, тем временем, притянул к себе обоих, уткнувшись Йанто в макушку.
– Теперь вы все, что у меня осталось… Вся моя команда.
Гвен робко прижалась к его плечу и тихо спросила.
– А Оуэн… Его ты как привел?
Капитан вздохнул, а Йанто заставил себя чуть отстраниться и сделать ещё один глоток. Историю появление Оуэна Джек ему рассказал после того, как Оуэн умер… в первый раз. Сейчас он почти не прислушивался, окунувшись в свои мысли, неосознанно прижимаясь к капитану боком и думая о том, какая ирония эти формальности. Капитан, как-то сорвавшись, сказал, что не сможет прийти к нему на могилу, потому что ее не будет. Они не смогут проститься с Оуэном, его последним пристанищем стал залитый радиацией саркофаг, а Тош останется здесь: в холодном и полном мертвых тел подвале. Они – Торчвуд. У них нет права прощаться с родными и близкими, им негде плакать над гробом коллег, у них нет почти ничего. Только память и долг, от которого их не освободит даже смерть.
Джек ненадолго замолчал, переводя дыхание.
– Гвен, уже поздно. Иди домой, к Рису, и постарайся сегодня уснуть, – капитан сцепил руки. – Иди.
Гвен кивнула, глотая слёзы, и неспешно засобиралась домой. Джек немигающим взглядом буравил полупустой стакан, и поднял взгляд только, когда Гвен попрощалась.
– Я не знаю, как помочь нам всем. Просто побудь с Рисом, с человеком, которого ты любишь, – Джек устало откинулся на спинку дивана.
Йанто вздрогнул и поднял голову, выдавливая улыбку.
– Тебя проводить?
Гвен отрицательно покачала головой.
– Я закрою за собой. Вам тоже… надо побыть вдвоём.
За что Йанто любил Гвен, так это за то, что она не лицемерила, и у неё на лице можно было прочесть всё. Гвен не стала выдавливать из себя жалкую улыбку, вытирать слёзы или как-то стыдиться того, что показала свои чувства. Она просто попрощалась и ушла.
Джек, кажется, даже не заметил ухода Гвен. Он сидел, уткнувшись взглядом в свои руки, как будто не мог сосредоточиться на окружающих его вещах.
– Почему? Почему все так, почему вы все время меня бросаете, за что?
Йанто не знал, что сказать, но и молчать тоже нельзя.
– Я… – он прочистил горло и продолжил: – Мы же рядом, Джек.
– Вы так быстро уходите. Так больно и так страшно, ведь каждый, каждый из вас уносит кусок моего сердца, от него уже почти ничего не осталось. А оно все равно болит.
Йанто прикрыл глаза. Джек был сегодня необычайно откровенен.
Я никуда не уйду, – крутилось на языке.
Но Джонс промолчал.
Ещё не время.
– Наверное, я просто устал. Люди не должны жить так долго, природой это не заложено и так не должно быть. Слишком больно и нет надежды на забвение…
– Джек… – у Йанто перехватило дыхание, он неуверенно положил руку на плечо и чуть сжал. «Я хотел бы жить вечно… с ним», – неожиданная мысль, поразившая его сознание, заставила его похолодеть. Капитан ничего не ответил только положил руку поверх ладони своего секретаря…

* * *

…Яркая оранжевая трава слепила глаза с непривычки, будто смотришь на земное солнце. Ветер трепал волосы и почему-то пах вереском…
Смутные воспоминания мелькали перед глазами, и трава рассыпалась под ногами. Стало как-то слишком холодно и слишком темно.
Всё будет хорошо, сынок… – знакомый, слишком знакомый голос окутал со всех сторон, тёплые руки прижали к себе, и стало очень тепло и уютно…


Йанто резко сел в кровати, ошарашено вглядываясь в темноту перед собой. Рядом недовольно заворочался Джек, но, повернувшись на другой бок, затих. Джонс прижал руки к мокрому от холодного пота лицу. Ему что-то снилось… Что-то знакомое.
«Я здесь…»
И снова этот тихий голос. Голос, который он последний раз слышал месяц назад. Голос, который снился ему.
Тупая головная боль, вдруг резко появившаяся, заставила проснуться до конца. Йанто оглянулся на мирно спящего Джека и вылез из кровати, прямо босиком ступая по холодному полу, прошёл в гостиную, аккуратно прикрыл за собой дверь. Где-то на полках у него оставались таблетки от головной боли, и если ему хотелось ещё поспать перед работой, то следовало их отыскать. Руки в темноте шарили по полке над камином и вместо положенной пачки таблеток пальцы наткнулись на серебряные часы. «По утверждению мамы, принадлежавшие отцу», – вдруг подумалось ему.
«Да… Пожалуйста… Пора… Открой…»
– Что же это такое? – неслышно произнёс Йанто, послушно откидывая крышку почему-то светящихся часов. И почти не удивился, когда яркий, ослепительно-золотой свет ринулся к нему с ликованием.
Стремительный удар в грудь, воспоминания чередой хлынули, воскресая в памяти: образы, чувства, напряжённый мозг будто взорвался, тысячи голосов разом заговорили в нём. Тело, будто охвачено огнём, Йанто (или уже не Йанто?) прикусил губу, сдерживая крик. Перед глазами всё плыло, и он почти с радостью потерял сознание, падая на пол перед камином.
Пальцы разжались, выпуская часы…

Джек нехотя открыл глаза: нахальный солнечный заяц уже двадцать минут пытался вытащить его из постели. Капитан лениво потянулся и осмотрелся, с удивлением отмечая, что Йанто рядом нет.
– Йанто, ты где?
Странно. Куда же его любимого секретаря могло унести в такую рань?
Харкнесс к собственному удивлению хорошо выспался, и мог поклясться, что тишина, стоящая в квартире, была совсем странной и совершенно ему не нравилась. Он ожидал обнаружить Йанто на кухне, готовящего кофе, или в душе, но больше всего он надеялся увидеть его просыпающимся в своих объятьях – такое развитие сценария нравилось капитану гораздо больше.
Ломая голову над загадкой исчезновения секретаря, Джек зашёл в гостиную. И замер, увидев распростёртое тело у камина. Он быстро присел рядом и проверил пульс.
– Йанто, Йанто, чёрт тебя дери, что с тобой?
Ни в коем случае не поддаваться панике, не поддаваться панике, – крутилось в голове, и Джеку даже удалось убедить себя, что он не боится. Почти. Пульс был, но слабый и какой-то неуверенный.
– Йанто… – едва слышно выдохнул капитан и чуть похлопал по бледным щекам. – Давай же, очнись…
Йанто судорожно продирался через яркий, слишком яркий свет. Кажется, меня кто-то зовет? Куда, зачем? Тут так хорошо, зачем мне туда?
– Йанто, да приходи же ты в себя, – Джек побрызгал водой в лицо.
Резко забилось второе сердце, перехватило дыхание, и он машинально сел, натыкаясь на чьи-то заботливые руки, прижимающие к себе.
– Слава богу… – произнёс Джек. – Йанто, ты меня слышишь?
– Да, я… кажется… Джек? Почему я тут? – молодой человек покрутил головой, пытаясь упорядочить мысли, их в голове вдруг стало так много, таких непонятных. – Откуда?
– Йанто, может мне скорую вызвать?
– Зачем? – Джонс вскинул брови, хмурясь. – Где мы?
– У тебя, – ответил Джек, обеспокоено ощупывая его голову. – Здесь больно? А здесь? Ты сильно ударился?
– Джек… я не помню, что было ночью, а голова, кажется, не болит больше.
Голос Йанто был каким-то неуверенным, но Харкнесс решил не обращать на это внимания, отдаваясь чувству облегчения, затопившего его, как только Джонс открыл глаза.
– Ты уверен? – и все же тревогу скрыть не удавалось.
– Да, все хорошо, – секретарь попытался встать, – только я замерз, сильно…
Джек помог Йанто подняться, и, не удержавшись, чуть прижал его к себе, проводя рукой по спине, ничего не говоря. Джонс выдавил из себя улыбку.
– Хочешь кофе?
– Наверное, тебе сначала лучше в душ, а потом уже кофе?
Йанто согласно кивнул, стуча зубами:
– Не откажусь.
Джек ещё раз провёл рукой по плечу Джонса и подтолкнул его в сторону ванной.
– Мне с тобой пойти или сам справишься?
– Я в порядке, – Йанто мотнул головой и выпрямился, выравнивая шаг.
Джек, с сомнением посмотрев на него, ушёл на кухню. Йанто проводил его взглядом и, стремительно и бесшумно передвигаясь, вернулся к камину, опустился на колени, остро прислушиваясь и пытаясь нашарить рукой что-то под диваном.
– Да где же они? – пробормотал Джонс, и тут же его рука наткнулась на тонкую цепочку, поддев которую он вытащил совсем не повреждённые серебряные часы.
Минуту он вглядывался в потускневший металл, потом поднялся и, торопливо спрятав их на полке, поспешил в ванную.
Не следовало говорить Джеку Харкнессу о том, что с ним произошло. Пока не стоило.

Капитан задумчиво стоял и смотрел вглубь холодильника, усердно соображая, чего бы приготовить? Мысли против воли крутилось вокруг Йанто и того, что с ним произошло. Джек так увлёкся бездумным разглядыванием содержимого замораживающего устройства, что совсем упустил время, которое отводится для такого вот бесполезного занятия: холодильник противно запищал, возвещая об угрозе полной разморозки. Харкнесс вздрогнул и захлопнул холодильник.
– Можно просто выпить кофе и поехать, времени много, – раздался сзади ровный голос Йанто.
– Ты точно хочешь сегодня ехать на работу? Может, отлежишься? Не нравятся мне такие обмороки.
– Джек, я в порядке, честно, – убедительно произнес Йанто, вытирая мокрую голову полотенцем. Капитан отметил, что Джонс уже готов и собран, хотя отсутствовал в ванной от силы 10 минут.
– Если ты так говоришь, приготовь кофе, хорошо? А я пока оденусь.
Йанто тепло улыбнулся и кивнул.
– Конечно, пять минут и всё готово. Тебе как обычно?
– Да, – Джек ушёл в спальню, быстро оделся и запихал в кобуру оружие. Когда он вернулся, чашка ароматного кофе уже ждала на столе, а Йанто стоял у окна и задумчиво рассматривал дождливый пейзаж. Джек подошёл к Йанто, обнял со спины, пристраивая голову на плечо, и поцеловал за ухом.
– О чем мысли?
И почувствовал его улыбку, когда тот ответил:
– Теперь всё будет по-другому, Джек. Намного-намного лучше.
– Странная уверенность, – усмехнулся Джек и поцеловал его в шею.
– Вот увидишь, – незнакомым голосом прошептал Джонс. – Увидишь.
И Джек никогда бы не признался, что от этого тона у него пошли мурашки по всему телу.

* * *

Свесив ноги, он смотрел вниз и видел выступающий из темноты красно-оранжевый шарик планеты. Ему никогда не хватит смелости вернуться туда, и он об этом знает. Поэтому он и висит над ней в сотнях световых лет, с жадностью наблюдая, как медленно вращается шарик. А он чувствует это, чувствует! И его два сердца наполняются чувством умиротворения. Как давно это было? – подумал он и с тоской поднял взгляд:
– Когда это прекратиться? – в который раз он прокричал в пустоту, звёздам. – Что вам ещё от меня надо?
Он уже давно не надеется на ответ. И никогда не думал, что звёзды ему ответят…
–…Ты не один… не один… один…
Резко выпрямившись, Доктор проснулся.

* * *

– Йанто, у нас 3-211 в центре города. Гвен, останешься в хабе, следи за мониторами, Всё работаем-работаем!
Секретарь (хотя уже, конечно, давно не секретарь) сдержанно кивнул и привычно подал Джеку пальто. Через пятнадцать минут они уже неслись по вечерним улицам Кардиффа на SUV. Йанто ещё раз проверил данные.
– Джек, ни активности рифта, ни данных о долгоносиках. Или я не там смотрю? – Йанто озадаченно нахмурился.
– Это не долгоносик, – усмехнулся Джек.
– А что же? Или кто? – допытывался Джонс.
– Увидишь сам. И поверь мне, это увлекательное зрелище, – Джек припарковал машину. Йанто послушно вылез вслед за ним и удивлённо вскинул брови, не поднимая глаз от навигатора:
– Джек, оно находится на высоте полторы тысячи футов! Даже больше!
– Знаю. То, что мы ищем, на крыше. Идём.
– Чего мне ждать? – подозрительно спросил Йанто, пряча навигатор в карман.
– У него много когтей, постарайся не подходить близко.
– И что мы будем с ним делать? Я так понимаю, ближайшее население надо эвакуировать?
– Нет, сейчас там никого не будет. Нам просто нужно аккуратно его поймать.
Йанто промолчал. Они как раз заходили в пустой лифт и разговаривать было некогда. Джонс ещё раз проверил данные.
– Джек, я всё равно не понимаю.
– Парализатор у тебя с собой?
– С собой, – отозвался Йанто, ступая следом за Джеком по покрытым пылью ступенькам к двери, ведущей на крышу.
Джек аккуратно приоткрыл дверь.
– Видишь на трубе? Красивый мальчик, правда?
Йанто с явным сомнением оглядел «красивого мальчика». Большое насекомо-птичеподобное создание, с огромными когтями и большими кряжистыми крыльями, похожими на крылья летучих мышей.
– Да уж… красивый… – скептически произнёс Джонс.
– Он ещё совсем юный. Иди ко мне, малыш, я выпущу тебя на волю, – Джек осторожно приближался к животному. – Иди… не бойся.
Йанто, неуверенно топтался рядом. Существо смотрело на них снисходительно чёрными глазами-бусинками, будто ожидало дальнейших действий со стороны людей.
– Йанто… – шёпотом позвал капитан. – Доставай оружие. Стреляем парализатором на счёт три.
Джонс послушно вложил в протянутую руку босса пистолет и проверил заряд своего.
– Готов? Двойной порции ему должно хватить. Раз… Два… Три.
Рука Йанто почему-то дрогнула, и заряд просвистел мимо, тогда как Джек попал прямо в тонкую шею.
– Чёрт, – выругался он, когда создание, огорошенное странной людской агрессией, расправило крылья и метнулось в сторону.
– Йанто, на землю, пока оно не успокоится, – Джек заорал так, что заложило уши, а Йанто не смог даже двинуться, отстраненно наблюдая за взбешённым, несущимся на него существом. Животное, очевидно, решило, что это он во всём виноват, и когти на миг вцепились в плечи. Боли почти не было, а вот сильный толчок, откинувший его на самый край крыши, не заметить было невозможно.
Джек с ужасом наблюдал, как его секретарь, его... любимый балансировал на краю крыши, а он, просто не успевал, как всегда не успевал…
…Полёт показался Йанто возмутительно коротким, перед глазами всё ещё стояли глаза Джека, наполненные страхом и болью…
…Короткий удар в спину, хруст…
…И Темнота…

Джек успел только подбежать к краю крыши, а тело Джонса уже коснулось земли. Осталась лишь одна четкая мысль: «Я не могу больше так жить…» У него не было никаких сомнений, что выжить после падения с такой высоты, невозможно. Плечи затряслись, и он понял, что слёзы текут по лицу. Через минуту он заставил себя подняться и на негнущихся ногах начал спускаться вниз. В голове метались беспорядочные мысли, и поймать их не представлялось возможным. В голову лезли всякие глупости, и Джек не вспомнил о том, что надо связаться с Гвен или ещё с кем-нибудь.
Очутившись на улице, он не мог понять, как ноги донесли его, и замер, глядя на безжизненное тело неподалёку.
Капитан опустился на землю, устраивая голову Джонса у себя на коленях, зачем-то перебирая волосы вымазанные кровью, лицо совсем, совсем как у живого… За что мне все это? Зачем?.. Я… больше так не хочу...
Джек не знал, сколько он так просидел, бездумно смотря в пространство, не удивляясь тишине и пустоте вокруг: заброшенный и малолюдный район, темнота и почти ночь на дворе. Минуты стремительно отсчитывали время, а у хвалёного и смелого капитана Харкнесса не было такой силы, чтобы повернуть их вспять. Если бы он… Если бы…
Его плечи затряслись, и он зарыдал, не сдерживаясь и захлёбываясь, прижимая к себе неподвижного Йанто и признавая поражение перед жизнью.
…Сначала Джек даже не понял, что тело в его руках начало слегка подрагивать, и вдруг Йанто вывернулся и закашлялся кровью...
– Йанто? Ты жив, Йанто?
Ступор, охвативший капитана, кажется, был вечным, долгих пять секунд Йанто – мёртвый Йанто – молчал, и только тяжёлое дыхание свидетельствовало о том, что Джонс совершил невозможное, выжив после падения с полутора тысяч футов.
– Чёрт побери! – от души, хрипло выругался молодой человек, и Джек совсем перестал хоть что-то понимать.
Джек прижал секретаря к себе.
– Йанто, но почему, как ты? Я не понимаю...
– Джек, – прохрипел Йанто сдавленно. – У меня сломано пять ребёр, а ты их сдавливаешь… А нет, вру, – отстранившись, он с видимым усилением провёл рукой по волосам, пачкаясь в своей крови. – Не пять, а семь, – Джонс поморщился и охнул, пытаясь принять более удобное положение.
– Как?.. – выдавил из себя Харкнесс.
– Просто, – огрызнулся Джонс, и вдруг из его рта вылетело золотистое облачко, напомнившее Джеку кое-что, и оба мужчины проводили его ошеломлённым взглядом.
– Чёрт, – опять выдал Йанто.
– Думаю, кто-то задолжал мне хорошую историю. Ты сейчас регенерируешь? – аккуратно поддержал за плечи, устраивая голову Джонса у себя на плече.
– А ты что, до этого сталкивался? – неверяще проскрипел Йанто, с удовольствием прижимаясь к тёплому телу Джека.
– Было дело, – Джек нежно провел по бокам. – Расслабься, все будет хорошо, – и поцеловал в лоб.
Йанто молчал, закрыв глаза и, кажется, набираясь сил. Разговор предстоял долгий и серьёзный.
– Ты испугался? – тихо и как-то робко спросил он, наконец. – Прости, я должен был тебе рассказать.
– Я почти умер… Расскажешь, а я выслушаю, но не сейчас.
Йанто был согласен, тем более его клонило в сон, и говорить больше сил не было. Он еле выдавил, почти отключаясь.
– Прости…
– Так надо, – Джек смотрел, как маленькое золотистое облачко разрастается, чтобы окутать всю фигуру, и легко поднял Йанто на руки, перенося и устраивая в машине. Захватил сеть и пистолет, возвращаясь на крышу. Поймать строптивого пришельца всё же следовало…

* * *

ТАРДИС фыркнула последний раз и на удивление плавно приземлилась. Доктор потоптался у входа, раздумывая, правильно ли он делает, и пришёл к выводу, что Мастера надо остановить любой ценой. Он решительно распахнул дверь… и первое, что увидел, это нацеленный на него пистолет. Повелитель Времени затаил дыхание и замер, внимательно разглядывая оружие, не в силах отвести от него взгляда. Но вдруг руку, держащая пистолет, дрогнула, и тоненький, испуганный голос спросил:
– Д-доктор?
– Гвен, кажется? Не могла бы ты убрать эту штуку?
Доктор постарался, чтобы его голос был как можно дружелюбнее, и это вроде как сработало: Гвен нехотя опустила руку и совсем уж не дружелюбно поинтересовалась.
– Что вы здесь делаете? И как вы… проникли в хаб? – девушка неободрительно оглядела ТАРДИС, оказавшуюся, как выяснилось, прямо посредине хаба, рядом с рифтом.
– Я знал, – Доктор нервно зашагал по хабу, заглядывая во все подозрительные места и углы. – Где он? Куда вы его спрятали?
Сбитая с толку Гвен шла следом:
– Кого? Что вы знали?
– Знал, что вам нельзя доверять! – Доктор потихоньку заводился. – У вас есть камеры? Отведи меня туда.
– Доктор, прекратите панику, – Гвен невольно повысила голос. – Сейчас Джека вызову, пусть он с вами разбирается!
– Отлично, вызывай! – огрызнулся Доктор, самостоятельно находя путь вниз. – Я готов послушать его жалкие оправдания.
Гвен, пытаясь вызвать Джека, на миг остановилась. Через секунду она спохватилась и кинулась следом за Повелителем Времени.
– Вы так говорите, как будто он вам что-то должен, – попыталась она ещё раз, терпеливо ожидая ответа от Джека. Вдруг из наушника донеслись сдавленная ругань, шипение и удар.
– Джек? – встревожилась непонятными звуками Гвен, на миг опять упустив из виду гостя. – У вас всё в порядке?
– Да, Гвен, всё…! Вот так тебе…! Да, Гвен, уже в порядке, что случилось?
– Джек, у нас по хабу бегает... Нет! Не смейте! – заорала догнавшая мужчину Гвен, увидев, что он собрался переворачивать кадку с её любимым растением, тщательно и любовно поливаемым раз в три дня.
– Гвен? – пробился сквозь помехи обеспокоенный голос Джека.
– Джек, приезжай скорее, – жалобно произнесла девушка. – Он весь хаб разнесет! Нет, не надо грозить нашему сейфу… отвёрткой? Там того, что вы ищете, точно нет!
– А что я ищу? – нахально спросил Доктор, скрещивая руки на груди. – Он где-то в другом месте? Да ещё и регенерирует!
– Я не знаю, что вы ищете, но в нашем сейфе точно ничего не регенерирует, да что вам надо, в конце концов?
Переругиваясь с Гвен, Доктор продолжил шествие по хабу, взвинченный до предела и требующий выдать ему покрываемого Торчвудом преступника, то бишь, Мастера. Миссис Купер пыталась в свою очередь оправдать Торчвуд-3 и Джека в частности, что никого такого Мастера у них отродясь не было, тем более в личном шкафу её босса!!
А Джек тем временем гнал SUV вперёд, изредка посматривая в зеркала заднего вида: Йанто беспокойно крутился на заднем сиденье, будто что-то предчувствуя…

Через полчаса беготни Доктор устало опустился на диван, снедаемый непонятным чувством вины. Мастера в штаб-квартире Торчвуда-3 не обнаружилось, как и других подозрительных личностей. Повелитель Времени подумал было о том, что ошибся и впервые за последние месяцы дал страху поглотить себя, как в голове вновь раздался, будто предупреждающий, звон колокольчика. Такое он чувствовал, только если где-то был ещё один Повелитель Времени. Просто был, потому что точнее Доктор не мог сказать, и его это раздражало.
Гвен тем временем переводила дух, заметив, что вышеупомянутый Доктор, наконец, успокоился и тихо сидел в уголочке, углубившись в свои мысли. Подумав минуту, Гвен пошла и налила ему чаю, сжалившись.
– Доктор… Сейчас приедут Джек с Йанто и во всём разберутся.
– Хотелось бы надеяться, – устало выдохнул Доктор, благодарно принимая из её рук чашку. – Прости… что я так на тебя накинулся.
Гвен ответить не успела, потому что, наконец, сработали тяжёлые металлические ворота, пропуская уставшего Джека, что-то несшего не руках. Миссис Купер пригляделась: этим что-то оказался бессознательный Йанто.
– Что у нас опять случилось? – бодро спросил Джек, подходя ближе.
– Что у вас случилось? – ахнула девушка, увидев, что весь Йанто, и одежда капитана в крови.
Но тут Харкнесс рассмотрел, наконец, незваного гостя, рушившего его драгоценный и родной хаб.
– Ты почувствовал? Или знал? – вместо приветствия спросил Джек, аккуратно укладывая не приходящего в себя Йанто на диван, бесцеремонно согнав оттуда Доктора.
– Так вот что тянуло меня на Землю... – протянул он, игнорируя вопросы Джека и профессиональным жестом прощупывая пульс Джонса и доставая стетоскоп. – Что с ним?
– Упал с большой высоты.
– Сколько? – Доктор сосредоточенно хмурился, будто это помогало ему думать.
– Почти полторы тысячи футов. Он больше 15 минут не дышал… – сдавленно проговорил Джек, и Повелитель почти физически почувствовал пустоту внутри капитана. Гвен на заднем фоне ойкнула, но мужчины не обратили на неё никого внимания, склонившись над еле дышащим Джонсом.
– Второе сердце не бьётся, – констатировал Доктор, убирая стетоскоп. – Но это нормально. Особенно при таких повреждениях… Он регенерирует и это замечательно.
– Долго ещё? – тускло выговорил Джек, накрывая дрожащего секретаря тёплым одеялом и крепко сжимая одну руку в кулак.
– Часов десять… – от Доктора не укрылся ни сжатый кулак, ни дёрнувшаяся щека Джека. – Мы можем поговорить наедине?
Джек прошёл в кабинет и рывком открыл ящик стола, доставая бутылку виски.
– Тебе налить?
Доктор покачал головой:
– Я не опьянею.
Харкнесс ухмыльнулся и сделал глоток прямо из бутылки.
– Я тоже, но что это меняет. Кто он теперь?
Доктор ждал бури и вот уже появились намёки на неё.
– Повелитель, наверное, – он задумчиво оглядел кабинет Джека: за время его коротко нашествия с целью поиска Мастера, он не успел оценить уют и теплоту маленького помещения.
Джек сдавил бутылку одной рукой, бездумно смотря в пространство.
– И когда это случилось? В конце концов, с кем я сплю последний месяц, со своим Йанто или неизвестным мне пришельцем, которому почему-то захотелось побыть секретарем? – капитан с размаху опустил бутылку на стол.
– Ты с ним спишь? – не сдержался Доктор от удивлённого возгласа и почти тут же прикусил язык, в очередной раз коря себя за то, что как обычно сначала сказал, а потом подумал.
– Да, и мне, я не знаю… в последнее время… мне кажется, что это все не просто так, - капитан судорожно отхлебнул, – а теперь я просто не знаю, кто он? Что осталось от моего Йанто?
– Джек… – Доктор сочувственно положил руку ему на плечо. – Я могу тебя заверить, что память у него осталась полностью того человека, которого ты знал.
– Вся? Или не вся? Я понятия не имею, кто он, откуда и что мне делать?
Доктор тихо произнёс:
– Он будет помнить всё в мельчайших подробностях. А насчёт всего остального… Почему бы тебе не спросить у него, когда он очнётся?
– Наверное, ты прав, мне просто… страшно, что ли...
И Доктор почему-то решил, что страх Джека похож на то, что он ощутил, когда впервые допустил мысль о том, что Мастер может вернуться.
– Надо просто подождать, – проговорил он и вздрогнул, потому что это прозвучало как ответ на его мысли.
– Я боюсь того, что ничего не знаю о человеке, которому отдал часть своего сердца…
– Он не человек, – автоматически отозвался Доктор и только потом спохватился. – Прости. Я не хотел. Я понимаю тебе сейчас тяжело, но…
Джек резко развернулся и впечатал кулак в стену.
– Для меня он человек, чёрт бы всё побрал, человек, который не раз прикрывал мне спину. А теперь я узнаю, что он не-пойми-кто и не знаю, что мне делать, – с ободранных костяшек на пол сорвались капли крови. – Я сейчас вернусь, – резким шагом Джек вышел из кабинета. – Гвен, иди к Рису, хорошо? Мы тут сами разберемся…
Гвен робко спросила:
– С Йанто всё будет в порядке?
Джек прикрыл глаза, с языка срывалось тысяча вопросов, едких замечаний, заверений… И он не знал, что сказать, потому что внутри всё горело от какой-то непонятной обиды и непонимания происходящего. Горло перехватило, но у Джека хватило сил выдавить.
– Да. С ним всё будет хорошо. Иди, Гвен, я тебе позвоню, – и капитан Харкнесс, опустив плечи, ушёл к умывальнику, шипя и ругаясь сквозь зубы, смывать кровь…
Через пять минут почти успокоившийся Джек вернулся в свой кабинет и с порога задал Доктора вопрос:
– Он изменится?
– Нет, – Доктор покачал головой. – Он бы сразу начал меняться.
– А почему так? Знаешь… я… думал, что он умер, я почти поверил в это…
Доктор сжал плечо Джека.
– Как я понимаю, ты не знал?
– Еще 20 минут назад даже предположить не мог.
Доктор рассеянно потёр шею:
– Джек, я в растерянности.
– Ты и в растерянности? – Харкнесс ухмыльнулся через силу.
– Да, поэтому я говорю тебе об этом. Мне кажется странным, что я раньше не почувствовал его.
– Точно не почувствовал или думал о другом? – Джек, очевидно, тоже подумал о том, как его собеседник пару часов назад бегал по хабу с требованиями выдать ему Мастера.
Повелитель недовольно фыркнул:
– Стал думать о другом, когда начал что-то чувствовать. Мне надо столь о многом с ним поговорить.
Помедлив, Джек решился задать очередной вопрос, а их у него скопилось много.
– Ты его знал, тогда?
– Не знаю, – Док поморщился, будто Джек задел больную тему. – Я не могу его опознать. Хотя должен был сразу понять, кто передо мной.
– Знаешь, я не заметил, – сглотнув проговорил Харкнесс. – Вообще ничего, он ведь не сегодня вернул себя, а я не понял.
Доктор вздохнул.
– Понимаю. Наверное, он хороший актёр
– Никогда за ним такого не замечал.
Между ними повисла тишина, и никто не решался нарушить её, пока Джек вдруг резко не вскочил, заставив Доктора чуть не подпрыгнуть от удивления.
– Твою-то блин, совсем забыл, пошли со мной, поможешь перетащить, – Джек схватил транквилизатор и мешок.
Доктор замешкался было, но потом, сообразив, что Джек позвал его с собой, чуть ли не побежал следом.
– Про что ты забыл? – нагоняя капитана у металлических ворот, спросил Доктор с любопытством.
Джек ответил, заворачивая за угол.
– Пришелец, которого мы ловили, он в машине, я забыл про него.
– Что за пришелец? – оживился сразу Доктор, поднимаясь на улицу.
– Не помню, как их зовут, – отмахнулся Джек. – Ты точно знаешь.
Харкнесс нашарил в кармане ключи и открыл заднюю дверь машины. Из багажника донеслось рычание, фырканье и глухие удары. Капитан с силой вогнал иглу транквилизатора в мешок.
– Кажется, затих.
– Джек, ты садист, – возмутился Доктор. – Разве можно так с бедным животным?
– Это бедное животное убило Йанто, – отрезал капитан, поудобнее захватывая вяло брякающийся мешок. – И это транквилизатор, а не мышьяк. Лучше помоги перенести его в клетку.
У Доктора очень чесался язык съязвить, но Джек и так был не в лучшем расположении духа, поэтому он молча подхватил упрятанное животное, помогая Джеку.
Харкнесс открыл дверь камеры.
– Сейчас сниму мешок и расскажешь мне, кто это.
Доктор на всякий случай отошёл подальше, заинтересованно наблюдая, как Джек настороженно развязывает мешок. Животное, очумело мотая головой, вывалилось на пол и жалобно заклекотало. Джек резко сделал шаг назад и закрыл стеклянную дверь, тяжело дыша.
– Цырлог! – радостно выпалил Доктор, подойдя вплотную к камере. – Где ты его достал?
– На крыше поймал, нравится?
– Он великолепен! – широко улыбнулся Док, но через мгновения посерьёзнел. – На той крыше?
– Да, – коротко ответил Джек, всем своим видом показывая, что не настроен сейчас это обсуждать. – Хочешь – забирай, а то мне его еще в Рифт выпускать.
– Думаю, я смог бы залететь по ходу на его планету, – задумчиво покивал головой Повелитель.
– И где ты его в ТАРДИС поселишь?
– О, в ТАРДИС больше места, чем ты думаешь, – фыркнул в ответ Доктор.
– Пошли наверх, я сильно устал.
– Джек? – тихо окликнул капитана Доктор. – Всё будешь хорошо, веришь?
Харкнесс горько улыбнулся.
– Надо только подождать, – повторил Путешественник во времени и пространстве. – Совсем чуть-чуть.
– Может ещё чаю или кофе? – спросил глава Торчвуда, устало подходя к кофеварке и заварочному чайнику.
– Спасибо.
Ждать предстояло долго.

Темнота медленно отступала. Запахи резко ударили в нос и его затошнило. Звуки глухо отдавались на краю сознания. Йанто не выдержал и открыл глаза. Было тихо, он минуту тупо пялился в потолок, пока не почувствовал лёгкий зуд в затылке, почти одновременно диван прогнулся: рядом присел Джек, обеспокоено заглядывая в шальные глаза.
– Ты как? Жив?
Йанто перевёл взгляд на него и хрипло ответил:
– Как будто на меня что-то упало. Большое и тяжёлое.
– Немножко неправильно, это ты упал, – тут Джек обернулся и сказал тому, чьё незримое присутствие нервировало Джонса. – Док, он пришёл в себя.
Доктор подошёл ближе, опускаясь на корточки внимательно разглядывая Йанто. Тот не сопротивлялся, и даже не попытался скрыть мысли, присутствие, и не попробовал обмануть его. Это было бесполезно, Йанто помнил это.
Капитан, внимательно следя за изменением настроения Йанто и глазами Доктора, светящиеся любопытством, спросил:
– Ты его не вспомнил сразу?
Доктор, закатывая глаза, проворчал:
– Джек, мы не знакомы. По крайней мере, лично.
– Йанто, как ты, встанешь?
– Я в порядке, – немного раздражёно откликнулся Йанто. – Доктор, как я понимаю?
– Доктор, – согласился Повелитель. – А ты?
– Вереск, – чуть запнувшись, пробормотал Джонс. – Но так меня уже много лет не называли.
– Вереск, – Доктор замер, будто что-то вспоминая.
Джек отметил замешательство Доктора:
– Йанто, может хочешь есть, я там не знаю… в душ? Ты весь в крови.
– Спасибо, Джек, – затравленный взгляд новоявленного Вереска совсем не понравился Джеку. – В душ схожу.
Джек наблюдая за тем, как тяжело его секретарю вставать, подхватил за талию, помогая держаться ровно:
– Я помогу, держись за меня и не спорь, хорошо?
Йанто поднял на Джека благодарный взгляд и просто кивнул. Доктор проводил их задумчивым взглядом сощуренных карих глаз.
Джек внимательно, стараясь сильно не дергаться, довел своего секретаря до душа и начал бережно снимать заляпанную кровью одежду. Неожиданно сильные пальцы вцепились в его запястье, и Джек недоумённо поднял взгляд, натыкаясь на немигающие глаза Йанто.
– Что? – стараясь сохранять спокойствие, спросил капитан. – Я ничего тебе не сделаю, но сейчас ты не в состоянии сам снять присохшую к коже одежду.
– Оговорка по Фрейду, – вдруг зло усмехнулся Йанто, но позволил Джеку продолжить раздевание, прикрыв глаза.
– Какая такая оговорка? – Джек выкинул разорванную рубашку в корзину. – У тебя есть запасная одежда?
– Есть. У тебя в шкафу на нижней полке рубашка и джинсы, – выдавил из себя Джонс, игнорируя первый вопрос.
– Вот и хорошо, – капитан потянул вниз брюки, – на тебе даже синяков уже нет.
– Я регенерировал, – по слогам произнёс Йанто, будто объясняя неразумному ребенку, что такое хорошо, а что такое плохо. Джек включил теплую воду.
– Я знаю, что ты регенерировал, и еще сутки твой организм будет восстанавливаться.
– Не много ли ты знаешь о нас? – пробормотал Джонс устало.
– Как раз в самый раз, а то вдруг обнаружишь Повелителя под боком…
Наверное, Джек пытался пошутить, и Йанто даже выдавил полуулыбку.
– Джек… Спасибо. Я… я сам недавно… – сбивчиво пытался объяснить он, вдруг так став так похож на прежнего Йанто.
– Не надо, – капитан нежно провёл мочалкой по чуть вздрагивающей спине. – Мы обо всём поговорим. Потом.
Поговорили они действительно потом, после того, как Джек прижал дрожащего Йанто к себе и целовал, стоя под горячим душем. После того, как, смеясь, закутал Йанто в пушистое полотенце, а тот, фыркая, проговорил, что оно слишком большое. После того, как капитан сбегал в кабинет, не обращая внимания на удивлённого Доктора, и принёс Джонсу запасную одежду.
На пятнадцать минут они забыли обо всём, что случилось за последние пару часов. Но как только, они переступили порог кабинета Джека и наткнулись на странный взгляд Доктора, атмосфера умиротворения и уюта рассыпалась.
Капитан Харкнесс, пристально смотря на гостя, спросил:
– Доктор, мне кажется, ты хочешь что-то нам сказать?
Доктор, откашлявшись, произнёс, наблюдая, как Джек располагается за своим столом, а Йанто вроде бы без дела слоняется по кабинету.
– Я думаю, что и без меня здесь есть тот, кому есть что сказать, – и посмотрел прямо на Йанто. Капитан, откидываясь на спинку стула, невозмутимо произнёс:
– Готов выслушать вас обоих.
Йанто остановился у шкафа со стеклянными дверцами и глухо сказал, делая вид, что занят рассматриванием содержимого.
– Я не знаю, что сказать. У меня нет полноценной истории, или чего-то в этом роде. У меня есть только часы, – он достал из кармана пиджака серебряные часы на цепочке, – смутные воспоминания и осознание, что никого не осталось, – тоскливый взгляд на Доктора. Доктор взял в руки часы .
– Сегодня нас стало уже двое.
Джонс покачал головой:
– Не чувствую этого, Доктор. Не могу осознать себя Повелителем.
– Это бывает. Если ты долго был человеком…
– Я… я всегда был человеком, а то, что я ощущаю сейчас – оно не мое, не родное…
Доктор нервно вскочил со стула.
– Но ты же понимаешь, что просто так стать Повелителем ты не мог. Часы не могли просто так открыться первому попавшемуся человеку и сделать его Повелителем Времени. Твои часы, – он поднял вышеупомянутые часы на уровне глаз, – могли открыться и помочь всё вспомнить, только тебе.
– Я понимаю… знаю. Но чувства порой сильнее, чем разум. Тебе ли этого не знать.
Харкнесс внимательно следил взглядом за Йанто.
– Можно что-то сделать?
– Можно, – нехотя признал Йанто после недолгой паузы. – Наверное, мне стоит всё вспомнить. Доктор, поможешь?
Капитан поднялся и обошёл стол, с некоторым беспокойством наблюдая за разворачивающимися событиями.
– Что именно?
Доктор подошёл к Джонсу вплотную и заглянул в глаза.
– Ты уверен?
Йанто спокойно выдержал взгляд.
– Мне это необходимо.
– Ну смотри, – пробормотал Доктор и, подняв руки, аккуратно сжал пальцами виски Джонса. Джек наблюдал с возросшим чувством любопытства.
– Вереск? – произнёс Доктор. – Закрой глаза и расслабься. Да, я знаю, что ты знаешь. Не огрызайся.
Харкнесс удивлённо моргнул: Йанто не сказал ни слова, но Док говорил с ним.
– Доверяешь мне? Нет? Понимаю. Придётся…
Капитан напряженно наблюдал как под веками бегают глаза его Йанто, через три минуты Доктор разорвал связь и, задыхаясь, потребовал воды, выпив и чуть отдышавшись, признался:
– Это было… сложно. Никогда не думал, что настолько тяжело может быть…– чуть помолчав, Доктор продолжил: – Ты полон сюрпризов.
– Йанто, ты в порядке? – Джек положил руку на плечо Йанто..
– Да, – напряжённо отозвался Джонс и открыл, наконец, глаза.
Капитан нахмурился и осмотрел Йанто с ног до головы.
– Что у тебя с глазами?
– А что у меня с глазами? – удивлённо переспросил Джонс.
Доктор резко подскочил и схватил его за руку, вглядываясь в светящиеся золотым светом глаза Йанто.
– Мне кажется, что это не нормально. Доктор, что скажешь?
Тот неуверенно, что для него не свойственно, предположил:
– Последствия регенерации?
Йанто нахмурился и несколько раз моргнул.
– Что всё так плохо? – уточнил он.
Джек аккуратно обнял Йанто.
– У тебя глаза золотом светятся.
– Это ксенон? – напряжённо полуспросил Джонс.
– А что же ещё? – устало откликнулся Доктор, падая в кресло и прикрывая глаза. – На твоём сознании такая защита… Я такой даже у Мастера не видел, – доверительно сообщил он им.
Джек усадил Джонса в кресло.
– Виски тебе можно? И откуда такая защита, для тебя это не опасно?
– Я не опьянею, – автоматически ответил Йанто, принимая из рук вздрогнувшего капитана стакан с алкоголем.
– Опасно? – фыркнул Доктор. – Для него это очень даже хорошо. Ни одно разумное существо, умеющее читать чужие мысли, не сможет к нему пробиться.
– То есть тебе дали от ворот поворот, а, Доктор?
Капитан Харкнесс открыто насмехался, но Повелитель просто кивнул, никак не отреагировав.
– Что вы будете делать? – капитан сжал плечо секретаря.
И впервые на памяти Джека, Доктор сказал:
– Я не знаю, Джек. Не знаю.

Продолжение в комментариях

@темы: Doctor Who, Janto, R, Torchwood, fanfiction, драма, кроссовер, романс

URL
Комментарии
2009-08-28 в 17:04 

Janto
Следующие несколько дней пролетели незаметно. Джек удивлялся неуёмной энергии Йанто. Казалось, он совсем перестал спать, пропадая часами с Доктором в ТАРДИС, копаясь в каких-то там запчастях в очередной раз сломавшейся Машины Времени и приводя Таймлорда своим рвением полным восторг.
Им так и не удалось поговорить, капитан все никак не решался настоять, а у секретаря не хватало сил и желания начать этот разговор.
Йанто понимал, что банально избегает Джека, благо наступили тихие будни Торчвуда с редкими вызовами и форс-мажорными ситуациями, но сделать с собой ничего не мог. Он вспоминал, как они вместе принимали душ последний раз, как Джек целовал его… и решимость идти к нему пропадала, вместо неё внутри разрастался страх. Он сам не мог понять, что заставляло все внутри переворачиваться и леденеть, застывая комком. Джек принял его нечеловеческую природу, возился с ним, и даже, наверное, любил, по-своему, а Йанто сам не мог понять, разобраться, что творится с ним.
Через три дня ремонт строптивого корабля был завершен, и Доктор засобирался в дорогу, к звездам.
– ТАРДИС перестала сопротивляться, – сообщил он за импровизированном ужином в хабе поздно вечером, когда от большой пиццы остался лишь одинокий кусочек. – Мне, наверное, пора. Звёзды зовут, – он взъерошил волосы и задорно улыбнулся.
– Нигде не хочешь найти себе приют? Вселенная не выживет без своего таймлорда? - Джек усмехнулся в ответ, как будто что-то вспоминая.
– Приют всегда вызывал у меня негативную оценку, – задумчиво ответил Доктор. – Что-то такое не очень хорошее. Так что, нет, Джек, приюта не хочу.
– А дом? – спросил Йанто, откидываясь на диване.
– А дом он мог построить только в одном месте, я прав? – капитан пристально взглянул в глаза.
– Да, – тихо отозвался Доктор, погрузившись в свои мысли и воспоминания. – И этого места уже нет. Но я не один, – вдруг вновь просиял Повелитель, переводя взгляд на Йанто. – У нас есть шанс построить свой Галифрей, – продолжая испытующе смотреть.
Харкнесс замешкался, переводя взгляд от одного к другому.
– Что ты хочешь сказать?
Его немного раздражало и даже в некоторой степени бесило, что эти двое могут обмениваться мыслями, когда как он ощущал себя неуютно и неловко в такие моменты, но сейчас Доктор смилостивился и сказал вслух:
– Поехали со мной, Вереск.
Йанто сидел, как пришибленный. Он уже давно понял, к чему все идет, и совершенно не знал, что ему делать, и как поступить. Джек замер, уставившись в одну точку, а через несколько мгновений абсолютно ровным голосом спросил:
– Когда вы уходите?
Джонс растерялся от такого заявления.
– Джек. Я же ещё ничего не ответил.
– Йанто… – капитан запнулся. – Вереск, я знаю, что представляет собой желание оказаться дома и знаю, что такое остаться одному, – голос капитана звучал ровно, слишком ровно. Йанто открыл было рот, чтобы возразить, но вдруг Доктор радостно выпалил:
– Отлично, завтра рано утром отбываем. Мне надо столько всего тебе показать!
Капитан совсем спал с лица.
– Простите, мне нужно проветрится, я пройдусь…
И быстро, чтобы никто не смог возразить, вскочил и, подхватив пальто, ушёл. Йанто внимательно смотрел вслед Джеку, в голове метались беспорядочные мысли, и он не знал, что делать и на что решаться сейчас. Потом будет поздно, сказал сам себе молодой человек.
Доктор, недоумевая, снял очки, протер и возвратил на нос.
– Я что-то не так сказал?
Йанто молча – он не мог сейчас заставить себя говорить – поднялся и пошёл следом.
Джек прислонился лбом к холодному металлу, стараясь ровно и размеренно дышать. Он знал, что этот день случится, что это не обойдёт его стороной, но он не знал, что так скоро.
– Джек, – раздалось неуверенно сзади. Харкнесс вздрогнул и обернулся.
– Вереск? – капитан попытался улыбнутся. – Прости, я хотел проветрить голову.
– Йанто, – резко исправил его «Вереск». – Меня зовут Йанто.
– Да, конечно, прости…
– Джек… Что с нами происходит? – тихо спросил Джонс.
– Я не знаю, больше не знаю.
– А раньше знал? – затаив дыхание, ждал Йанто ответа.
– Знал, – Джек попытался улыбнутся. – Но, наверное, так будет правильно.
Выбирать между тем, что хочется, и тем, что правильно, всегда было сложно. По крайней мере, для капитана Харкнесса. Появившееся во время путешествий с Доктором и за время проведения на Земле благородство, немало подпортило Джеку жизнь, заставляя совершать безумно-неэгоистические поступки. А последнее время он так вообще больше думал о других, нежели о себе, что раньше ему было несвойственно.
– Ты так считаешь? – взгляд Джонс померк.
– Он твоя семья, ты чувствуешь даже его мысли, и вас всего двое таких... – интересно кого капитан пытался убедить – Йанто или себя?
– С чего ты взял что он моя семья? – всё так же не повышая голоса спросил Йанто.
– Вы чувствуете дыхание Вселенной, на двоих.
С этим не поспоришь, Йанто признал, что мироощущение Повелителей и людей значительно отличаются. Даже бессмертных людей, коим Джек и был, единственным и неповторимым. Пусть и ставший таким из-за дурацкой ошибки Доктора. А Йанто, к собственному удивлению, чувствовал его чётче, чем дышащих в унисон сотни миллионов людей на этой планете. И его это совсем-совсем не пугало. В отличие от того же Доктора.
– Вас зовет космос, каждой своей звездой пылинкой, каждой волной света… – продолжил Харкнесс, отвлекая своего сотрудника от грустных мыслей. – Тебе будет тесно здесь…
Йанто хотелось сказать так много, но он просто промолчал, подошёл ещё ближе и, неловко обхватив Джека за шею, выдохнул:
– Не оставляй меня сегодня.
– Не оставлю, – Харкнесс притянул секретаря к себе за талию, всё поняв без лишних слов. – К тебе или ко мне?
– У тебя Доктор в затылок дышит, – непочтительно отозвался о сородиче Йанто.
– А что мы ему скажем? – в глазах капитана зажглись шаловливые искры.
– Что ты хочешь ему сказать? – усмехнулся новоявленный Таймлорд. – Я ему передам.
– Что нас сегодня уже не будет? – предположил Джек.
– Хорошо. Не пропадёт один, – решительно заявил Йанто.
– Думаешь хаб не развалит? – Джек явно дразнился.
– Ты его знаешь лучше, чем я. Да ещё и был влюблён в него, – вернул шпильку Джонс и понадеялся, что Джек услышал в этом заявление ревность.
– И он меня убил, – усмехнулся капитан вместо ответа на невидимый упрёк. – Поехали уже, у нас не так много времени
– Поехали, – согласился тот, идя бок о бок с Джеком к SUV. – Но насчёт времени ты не прав. Его у нас много.
– У нас есть ночь, так? – спросил Джек, садясь на руль.
– Разве этого не достаточно? – удивился Йанто, усаживаясь рядом.
– Ночи, обычно очень короткие, – капитан пристегнул ремень и завёл джип.
Йанто не стал говорить, что если очень постараться, можно сделать так, чтобы ночь вообще не заканчивалась, но расстраивать или пугать Джека не хотелось.
Капитан молча вел машину, лишь иногда кидая пассажиру быстрые улыбки, что-то обещая и предлагая одновременно. У Йанто дрожь по всему телу расходилась от этих улыбок и холодок бежал по спине, когда он думал о том, что произойдёт совсем скоро. Джек же замечал, как сбивалось каждый раз дыхание его спутника, совсем чуть-чуть, но этого хватало.
К тому моменту, как машина тормознула у многоэтажного дома, где Йанто снимал квартиру, он был на взводе. Прекрасно осознавая состояние парня, водитель нарочито долго отстегивал ремень и выбирался из машины, растягивая удовольствие и испытывая терпение Таймлорда, который уже вышел из SUV и нетерпеливо топтался на месте. Джек закрыл машину.
– Идем наверх?
– И как можно скорее, – выдохнул Джонс, вытирая вспотевшие ладони.
Харкнесс переместился совсем близко к Йанто, положив руку на плечо.
– Это все правильно? – спросил он, серьёзно заглядывая в глаза.
Тот удивлённо поднял глаза.
– О чём ты?
– Ты действительно хочешь привязать себя к этому миру?
У Повелителя перехватило дыхание, руки задрожали, и он срывающимся голосом проговорил, заставляя себя выталкивать слова:
– Это самое правильно из всего, что я делал.
– Когда-нибудь ты расскажешь мне о том, что еще делал? – и капитан повел своего Таймлорда наверх.
– О, я был плохим мальчиком, – усмехнулся Йанто.
– Хуже меня?
– А ты был плохим мальчиком?
– А ты не знал? Или Доктор не успел рассказать
– Мы не говорили с ним и о тебе, – как-то резко отозвался молодой Повелитель.
– Кто из вас не захотел? – лифт остановился на нужном этаже.
Йанто промолчал, остановившись у собственной квартиры и начав шарить в карманах в поисках ключей.
– Ч-чёрт, не взял, – и нервно хихикнул, понимая абсурдность ситуации.
– Может мне открыть? – спросил Харкнесс. На языке у Йанто вертелось "У тебя есть ключи?", но задавать этот вопрос было бы глупо. Поэтому он просто отошёл в сторону
Усмехнувшись руководитель Торчвуда достал из кармана отмычку и за минуту вскрыл замок:
– Прошу, – чуть насмешливо протянул, распахивая дверь.
– О, так ты не врал, говоря, что был плохим мальчиком? – наигранно удивлённо уточнил его спутник.
– Я был очень плохим мальчиком, – выдохнул Джек, в одну секунду прижимая Йанто к стене и захлопывая дверь. Губами скользил по шее, руками нетерпеливо проводил по знакомому телу.
Йанто охнул от неожиданности и понял, что не один он с нетерпением ждал, пока они останутся наедине. Он зарылся пальцами в волосы Джека и нетерпеливо перехватил его губы, жадно целуя.
– Нам нужно в спальню, – капитан нетерпеливо стянул плащ со своего лорда.
– Нужно, – согласился «лорд», дрожащими пальцами пытаясь раздеть Джека.
– Тогда вперед, – капитан нашёл в себе силы оторвать Йанто от двери и повести за собой, запинаясь обо все вокруг и теряя по пути одежду. – Я кажется… ооох… не нужно так кусаться, я ударился… Йантооо… ооо… и ты был очень плохим мальчиком.

URL
2009-08-28 в 17:05 

Janto
Когда они добрались до кровати, на Йанто болтался только галстук, забытый Джеком, а рубашка капитана болталась без половины пуговиц, но джинсы были на месте и даже с застёгнутым ремнём. Уронив Джонса на спину, Джек с вожделением осмотрел его.
Охнув, Йанто постарался устроиться поудобнее
– Джек, может поторопишься с одеждой, я хочу тебя, – он тяжело сглотнул.
– Сейчас мы исправим эту досадную оплошность, – Харкнесс расстегнул ремень, и стянул брюки вместе с бельём, устраиваясь рядом. Йанто дёрнул его за рубашку и откинул её в сторону.
– Вот теперь лучше, – пробормотал Джонс, прикасаясь ледяными пальцами к коже. Джек вздрогнул, и Йанто немедленно отдёрнул руку.
– Прости…
– Все нормально, просто ты… ты холодный, но сейчас… – Джек поцеловал запястье и скользнул языком по линиям ладони. – Я тебя согрею.
У Йанто перехватило дыхание и в глазах подозрительно защипало от затопившей его нежности.
– Джек… – тихо выдохнув, он прижался к Харкнессу ещё ближе, пытаясь всем телом ощутить его заботу и тепло.
– Я знаю, – капитан прижал его к себе, – знаю, ты мой, – Джек запнулся, – любимый мальчик. – «Ты все решишь, сам, но потом. Тут и сейчас мы будем вместе…» – Оставим всё важное на завтра, – обжег поцелуем шею.
– Если ты так хочешь… – очень тихо отозвался Йанто, вновь утягивая Джека в поцелуй и скользя руками по спине.
«Он назвал меня любимым», подумалось ему, и эта мысль почем-то отозвалась болью в груди…

Небо медленно серело. Йанто следил взглядом за тенями бегущими по лицу спящего Джека. Он чувствовал, знал, что будет скучать и однажды эта тоска позовет его домой, к Джеку (странно, когда это Джек стал его домом?) и чем обернется эта привязанность: у Повелителей свои дороги, но он не хотел отказываться от своей... только не теперь, пусть будет, как будет, а там посмотрим…

Тишина преследовала его по пятам, когда Йанто неслышно ступал по пустому хабу. Это место было дорого ему, и не попрощаться он не мог. С Мануи он уже простился, и ему показалось, что птеродактиль немного на него обижена из-за того, что он бросает её, но виноватым Джонс себя не чувствовал. Наконец, поняв, что он готов, Йанто вздохнул и вернулся к ТАРДИС. Осталось самое сложное.
Попрощаться с Джеком…
…Капитан смеялся шуткам Доктора, но напряжение не отпускало с утра, сейчас, вот сейчас им придётся прощаться. Что будет дальше? И как все это закончится? Джеку не хотелось думать о том, что ничего не началось, чтобы заканчиваться. Он должен отпустить Йанто с улыбкой.
– Эй, Джек, ты в порядке? – обеспокоено спросил Доктор.
– Да, Доктор, я всегда в порядке, – улыбка по-прежнему ослепляла. – Ты же знаешь... всегда.
Доктору хотелось сказать что-нибудь, смотреть, как эти двое ходят вокруг да около, было невозможно – Вереск все-таки решился войти, и старшему Таймлорду подумалось, что ещё не видел такого человечного Повелителя времени.
– Ну что, наша девочка тебя отпустила?
На эту, казалось, невинную реплику, Йанто вздрогнул, но нашёл в себе силы улыбнуться в ответ:
– Она обиделась.
– Потому что я всегда забываю ее вовремя кормить, – усмехнулся Джек. –Доктор, может ты дашь нам...
Доктор в ответ поднял руки:
– Всё, всё я понял, уже ухожу, – и моментально скрылся внутри ТАРДИС.
Йанто опустил взгляд и уставился в пол.
Капитан порывисто притянул своего бывшего секретаря к себе и обнял за плечи.
– Знаешь, это будет самый интересный твой отпуск.
– Только неизвестно, насколько он затянется, – пробормотал Йанто, прижимаясь к Джеку, впитывая его тепло.
– Как это насколько, я буду ждать тебя к обеду и даже закажу пиццу с анчоусами.
Йанто тихо рассмеялся, чуть расслабляясь в объятьях капитана.
– Я вернусь, Джек.
– Я знаю, Повелитель. Вереск, я подожду.
Джонсу надо было так много сказать Джеку: про Вселенную и Землю в частности, про нетерпеливого Доктора и то, что их ждёт впереди. Про то, что он будет скучать, но горло перехватило и выдавить что-либо из себя он не смог. Джек все понял как только заглянул в серые глаза.
– Не нужно, я все понимаю, у меня есть время дождаться тебя, но учти...
– Что именно? – сорвалось с языка. Наверно любопытство у Повелителей в крови.
– Следующий отпуск мы проведем вместе, в Шотландии, – рассмеялся Джек.
Йанто хотел и даже собирался ответить, но тут из-за дверей ТАРДИС показался взъерошенный Доктор:
– Вереск! Ты ещё долго?
– Он уже идет, – и Джек поцеловал Йанто, и целовал до головокружения. – Иди.
И Йанто "Вереск" Джонс пошёл, и за ним закрылись двери ТАРДИС, он попал в другой мир...
Мир, где нет Джека.

URL
2009-08-28 в 17:05 

Janto
* * *

Сначала ему показалось, что трава была почти такой же зелёной, как и на Земле. Только потом он понял, что такой больше нигде не видел. Зелень шуршала под ногами, травинки больно царапали голую кожу, и если постараться он смог бы вспомнить, как называется эта разновидность растения, маленького и вредного, сперва так похожего на земную траву.
– Брось, Вереск! – радостно воскликнул Доктор, хлопая его по плечу. – Здесь замечательно можно отдохнуть, я рассказывал тебе о экскурсии по горячему водопаду? Это было чудесно…
Пока Доктор предавался воспоминаниям, Вереск оглядывался, усиленно делая вид, что внимательно слушает своего компаньона.
Сосредоточившись на ощущениях, он опустил взгляд и положил руку на яркую кору ближайшего дерева и уже через мгновения имел полное представления о новой планете, куда его занесло с неугомонным Доктором.
Вереск как губка впитывал информацию и знания вокруг, заставляя мозг Повелителя Времени работать даже быстрее, чем обычно, не нанося никакого вреда остальному организму. Ему даже показалось, что Доктор сказал это с завистью, будто признавая, что парень намного моложе его. Но так и есть, сказал Вереск сам себе. Я намного сотен лет младше Доктора, и по иронии судьбы, мы остались только вдвоём, на одной ТАРДИС среди бескрайних просторов Вселенной, в поисках своего Галифрея.
Которого нет, горько закончил мысль Доктор за него и поспешно извинился за неплановое чтение мыслей. Но у Вереска не было секретов от Доктора. Разве что те, о существования которых он и не подозревал.
Много минут спустя, показавшихся ему чуть ли не вечностью, тогда как для Доктора, они, несомненно, были просто мгновениями, Вереск с наслаждением сел на диван в ТАРДИС, починенный им буквально несколько недель (или дней?) назад.
– Ты выглядишь усталым, – не глядя на него, произнёс Док, борясь с приборной панелью, пытаясь завести машину, на что корабль отвечала громким урчанием где-то глубоко внутри и неслышным пофыркиваением совсем рядом.
– А ты? – внезапно, удивив и себя, и его, спросил Вереск. – Ты, Доктор, устал?
Таймлорд молчал, и молчание это показалось Вереску жалостливым и сочувствующим. Он опустил взгляд, растеряв всю свою решимость и стыдясь мимолётной слабости, не достойной Повелителя Времени.
– Я устал очень давно, сынок, – тихо проговорил Доктор. – Но я, по крайней мере, продолжаю жить дальше.
– А я нет? – злясь на самого себя, в первую очередь.
– Я не вижу, – серьёзно, заставив глядеть в глаза, а не куда-то в спасительную сторону. Мягкий, отческий взгляд совсем сломил Вереска, и тот обхватил себя за плечи, мелко дрожа всем телом.
Мгновение и Доктор оказался совсем рядом, неловко обнимал за плечи, шептал что-то, гладя по голове, словно ребёнка, но юношу это не расстраивало и даже не злило. Доктор был дороже многих в этой Вселенной, он заменил ему отца, на краткий период взяв под своё крыло.
– Глупенький, – приговаривал Доктор, а он как маленький уткнулся ему в грудь, но слёз не было, да и не просил он их, тихий голос Не Последнего Повелителя Времени действовал успокаивающе. – Не смог, я не просил, зачем же надо было так ломать себя? Дурачок…
И он соглашался с каждым словом.
Позже всучив Вереску любимую чашку с зелёным чаем, Доктор опять вернулся к приборной панели, что-то насвистывая себе под нос.
– Следующая остановка – Земля! – наигранно бойко сообщил он, нажимая на какие-то кнопки, а Вереск, озабоченный сохранением драгоценного чая, внезапно подумал, что Док прав.
Пора домой.

I'm going home
Back to the place where I belong
And where your love has always been enough for me
Daughtry «Home»


~fin~

URL
2009-08-29 в 00:39 

✿Люблю✿
Я все-таки напишу коммент.
Девчонки, это прекрасно!!! Потрясающе!!! Оболденно!!! :white::white::white:

2009-08-29 в 00:52 

DrakonL
Брось вызов судьбе - пусть подавится! Борец за дело хеппи-энда.(с) Vardek || Слэшеру никогда не мешают дети, жены, подружки, собаки и прочие незначительные предметы мебели. Слэшер твердо осознает свою правоту!
Miss_Juliet спасибо за каммент, нам очень приятно

2009-08-29 в 13:56 

-tereh-
Жизнь - как Интернет: смысла нет, а уходить не хочется...
Чудесный текст:hlop: :white::white::white:

2009-08-29 в 15:26 

DrakonL
Брось вызов судьбе - пусть подавится! Борец за дело хеппи-энда.(с) Vardek || Слэшеру никогда не мешают дети, жены, подружки, собаки и прочие незначительные предметы мебели. Слэшер твердо осознает свою правоту!
terehkova шпасибо :shuffle2:

2009-09-12 в 21:24 

Просто Лили
=^^= Почти рыжее недоразумение =^^= Твой Котенок =^^=
Прекрасно!..

2009-09-17 в 23:07 

Janto
URL
2009-11-12 в 02:02 

4:16 pm
Каждый верит только в то, во что хочет верить. ©
офигительно. влюбилась в этот фик)

2010-02-02 в 02:00 

:pink:очаровательно :pink:

URL
2010-09-08 в 18:54 

"если убрать всю ложь, то это не значит, что останется только правда. Может вообще ничего не остаться"
А продолжение будет???? Обещали ..... Две части просто бесподобные, уже прошло больше года и тишина....

2012-01-15 в 22:14 

Элизиум теней
Эти ноги бродили по райской траве (с) Сияние неутоленных глаз...(с)
если б вы знали, в который раз я это перечитываю)
Дракоша, Allive - пасиб

2012-02-02 в 15:55 

Magdalena_sylar
sexual orientation: Tyler Hoechlin’s eyebrows.
о, так еще не поздно писать благодарности? а то я не так давно начала читать сообщесто и все стеснялась писать, ведь фикам уже скоро по три года будет)
сенькс! такие вещи очень приятно читать!

2012-04-22 в 13:21 

Another Brick [DELETED user] [DELETED user]
– О, я был плохим мальчиком, – усмехнулся Йанто.
– Хуже меня?
– А ты был плохим мальчиком?


– О, так ты не врал, говоря, что был плохим мальчиком? – наигранно удивлённо уточнил его спутник.
– Я был очень плохим мальчиком


Оооо, спасибо!
Только Док какой-то ООС (ИМХО).

   

Jack+Ianto=OTP

главная