15:04 

Драбблики побольше

AlyonaSL
"Лучше стыдно, чем никогда" (с)
Автор - AlyonaSL



***
- Твою мать, Янто, что птеродактиль делает в нашей кровати?!
- Что тебе не нравится, - сонно пробурчал Джонс, одной рукой поглаживая зверюшку. - Птеродактили тоже живые существа, ласку и тепло любят... Правда, Сюсечка?
Сюсечка что-то проклекотала и продолжила жевать край их общей простыни.
Янто Джонс любил животных, они были для него просто святая святых, но не всегда проявления этой любви нравились его партнеру.
- Это черт знает что такое, - Джек Харкнесс вскочил и начал вырывать простыню у птеродактилихи из клюва. - Ты посмотри, во что она превратила наше белье!..
Святая святых находилась сейчас в реальной опасности. Разъяренный капитан Харкнесс был страшен в гневе.
Но только не для Янто Джонса.
- Не нервничай, милый, - пробормотал он. - Сейчас она согреется и пойдет во двор погулять, а мы тут с тобой чем-нибудь интересным займемся...
И пока птеродактилиха жевала, Джонс положил свободную руку капитану Харкнессу на член.
"И черт с ним, - подумал Джек, закрывая глаза. - А птеродактиля этого я потом посажу Джонсу в шкаф. Ему уже терять нечего. В конце концов, у него и так все рубашки мятые..."


***
- Джек? У меня тут есть одна идея…
Джек Харкнесс посмотрел на своего коллегу Янто Джонса весьма скептически. У отчаянного ботаника Янто всегда были какие-то бешеные идеи, проявляющиеся абсолютно не вовремя. Вот и сейчас Джеку абсолютно не хотелось отвлекаться даже на самые полезные обсуждения. Ему просто хотелось смотреть на молодого коллегу, который, когда разговаривал с боссом, выглядел так, словно у него внутри зажглась лампочка.
Джек давно подозревал, что это неспроста.
- Так вот, идея, - увлеченный разговором Янто беззастенчиво плюхнулся на диван рядом с Харкнессом, задев того бедром. Джек слегка вздрогнул, ощутив, как нога Джонса прижимается к его ноге. И хотя диван достаточно широкий – Янто не спешит отодвигаться. Это случайность? Провокация? Или…
Гвен всегда говорила: «У тебя, Харкнесс, гипертрофированное чувство ответственности!» Джек сам это прекрасно знал: если бы Гвен еще и сказала, что с этим делать! Хотя, конечно, такое чувство бывает совсем не лишним. Вот, например, сейчас, – о, сейчас он бы с большим удовольствием разложил Янто голым на столе или на диване кверху задницей, а сам бы… Но вот чувство ответственности мешает.
Вот не зря, не зря Гвен назвала его вчера «ответственный засранец»!
К тому же Янто прекрасно знал себе цену. Начинал он с мальчика на побегушках, а потом вдруг как-то незаметно для всех получил повышение. У Янто Джонса свои тараканы в башке: британские, хорошо откормленные. В частности, он весьма болезненно относится к нарушению его личного пространства. Но тогда, позвольте спросить, с чего вдруг этот самый Янто Джонс вот уже добрую пару минут сидит на диване рядом с Джеком, прижимаясь своим бедром к его бедру, и при этом делает вид, что ничего не происходит?..
Нет уж, хватит этих головоломок. Сейчас мальчишка выскажет свою идею, а потом надо будет подумать, как уговорить его хотя бы зайти на чашечку кофе к Джеку домой. Почему-то у Джека нет никаких сомнений, что юноша довольно быстро уговорится!
- Так вот, идея, - вдруг зашептал Янто , чуть ли не наваливаясь на капитана Харкнесса всем телом. – Джек, что ты думаешь о том, чтобы сегодня вечером заглянуть ко мне в гости? Я приобрел новый редкий сорт кофе, и ты просто обязан его попробовать…
Капитан Харкнесс усилием води подавил радостное «Йееессс!». В конце концов, он взрослый серьезный человек. И обжималки на диване тоже надо, кстати, прекращать. Вот сегодня вечером эту идею можно будет развить во всех подробностях, а сейчас, черт побери, они на работе.


***
Маленький полосатый котенок идет по зеленой траве прямо на зрителя. Янто смотрит на Джека и негромко хихикает: у грозного капитана Харкнесса улыбка во все лицо, и пульт он отложил подальше, чтобы ненароком не переключить канал.
«Энимал Планет» показывает передачу о кошках. С каких это пор Харкнесса интересуют кошки?
- Джек? – негромко произносит Янто. – Мы вроде собирались пойти на кухню поесть?
- Непременно, - кивает капитан и пододвигается ближе, отбрасывая простыню. Янто невольно зажмуривается – такие открываются его взору перспективы. Ммм…
- Джек, ну в самом деле, что ты уставился в этот телевизор?.. Мне скучно. Либо мы идем есть, либо…
- Либо что? – ехидно спрашивает Джек, придвигаясь в постели еще ближе. Они оба абсолютно голые, да и какими им еще быть, если вот буквально сейчас они занимались бурным сексом? А теперь на Харкнесса нашла расслабуха, и он смотрит по телевизору передачу про котят.
- Нет, ты только посмотри, какие у него выражение лица! – теребит любовника Джек.
- Не лица, а морды, – уточняет Янто. Он кладет подбородок Джеку на плечо и делает вид, что тоже внимательно смотрит за творящимся на экране. – Два пенса за ваши мысли, капитан?
На экране полосатый котенок радостно бежит по зеленой траве. И Джек Харкнесс думает, что узор на спине котенка почему-то напоминает спутанные, взмокшие от пота волосы Янто, когда тот выгибается в оргазме. Но разумеется, говорит это вслух капитан не намерен. Иначе ботаник Джонс привяжется «Откуда у тебя возникли такие ассоциации», а копаться в этом сейчас совсем не хочется.


***
Капитан Харкнесс суров. Он знает свое дело и того же требует от подчиненных. Он строг, но справедлив, он непревзойденный профессионал, и его спокойный, иногда строгий голос так хорошо знают все его сотрудники.
Но только Янто Джонсу известно, какой бывает нежность капитана Харкнесса. Как цветок на колючем кактусе. Как теплый ветер в мороз. Как глоток воды, когда тебя трясет в лихорадке.
Эти поцелуи – в щеку, в губы, за ухо, куда попало; эти руки, переворачивающие тебя на живот; этот бессвязный шепот тебе в затылок… Янто не может, он просто больше не может, и кончает, хватая губами воздух вместе с этой нежностью.
А потом – проваливается в сон. Потому что завтра опять на работу. И ни в коем случае нельзя проспать: ибо шеф, капитан Харкнесс, знает свое дело, и того же требует от подчиненных.


***
…А вечером мы погасили свет в доме, оставив только прикроватные бра; да еще Джек откуда-то притащил свечку и зажег ее. Свечка невыносимо воняла какой-то сладкой гадостью, а Джек сидел и смотрел на меня. И я тоже смотрел, как по его лицу пробегают тени от пляшущего огня.
«Чтобы было уютней», - сказал он, когда зажигал эту свечу. Ну, уютней так уютней. Мне ведь все равно.
Потом Джек сел рядом и начал нести какие-то глупости. Про то, что нам предстоит новая работа. Про то, что про нас все и так уже давно знают. А еще про то, что ему надоело заниматься со мной безопасным сексом. И что если он забеременеет и у нас будет дочь, мы ведь непременно назовем ее Мавануи?..
Мне хотелось дать ему подзатыльник. Но я терпел.
- Янто Джонс, - произнес наконец Джек специальным «рабочим» голосом. – Почему ты все время молчишь?..
- Мне пора, – честно ответил я, мельком глянув на часы. – Я и так уже опаздываю.
Джек болезненно сморщился, - или это от сквозняка сильнее заплясало пламя свечи, отбрасывая тень на его лицо?..
- А про Мавануи идея хорошая, - улыбнулся я, глядя на него. – А если мальчик, то как назовем? Оуэном?
Свечка от общего нашего смеха дрогнула и чуть не погасла.
- Я скоро приду, Джек, – бормотал я, натягивая штаны. – Ты и не заметишь, что меня здесь не было…
Джек вздохнул, и я вздохнул тоже. И правда, кого я хотел обмануть!
- Только… - произнес он, запинаясь. – Только не уходи, Янто. Не уходи совсем… Не бросай меня.
- Да куда я денусь!
- У меня просто… скверное предчувствие.
- Капитан Джек Харкнесс,– произнес я так, словно был безмерно удивлен. – Что это с вами?..
- Если бы знать, – сказал Джек. И легонько толкнул меня в спину: - Ну все. Иди. А я постараюсь не заметить, как долго тебя не было…
Я улыбнулся, обнял его и аккуратно закрыл за собой дверь. Из-за двери пахнУло чем-то сладким, и я подумал, что почему-то страшно не хочу уходить. Но ничего: я постараюсь побыстрее вернуться. Честное слово.


***
...и продолжение предыдущего текста :)


- Это называется, ты постараешься побыстрее вернуться? – смеется Джек, стоя рядом с моей кроватью. Я только что проснулся - и щурюсь от яркого света, слыша, как он продолжает издеваться:
- Три тысячи девятый год на дворе!
- Серьезно?... – я трясу головой, пытаясь сообразить, где я и что со мной происходит. – А где всё это время я был?
- Эммм… - почему-то запинается Джек. – Ну, неважно! Скажем так: ты спал! Пока я занимался всеми делами, в том числе твоими.
О, капитан Харкнесс просто обожает заниматься моими делами. А я занимаюсь его делами. Так и живем.
- Так какие планы на сегодня? - осведомляюсь я, окончательно проснувшись. Солнце бьет прямо в глаза, и почему-то это чертовски приятно. И то, что Джек рядом – тоже приятно. А лучше всего, что он больше не стоит около кровати, а стаскивает с себя одежду и устраивается рядом со мной. Я ощущаю рядом его теплое тело, сильные ноги, мягкие волоски на коже, – и понимаю, как мне этого не хватало последнее время. Словно тысячу лет я не чувствовал его рядом. Все-таки интересно: где же я все это время был?
Неужели и правда спал? Да ни за что не поверю.
- Сегодня будем работать, - отвечает Джек, – А днем сбегаем в аптеку. За смазкой, - хмыкает он, проводя рукой по моему животу. - Потому что пока ты спал, у нас все пересохло!
- И за презервативами, - улыбаюсь я.
- Слушай, какие презервативы в три тысячи девятом году? И ты забыл, что мы с тобой тыщу лет назад решили заниматься безопасным сексом, и что если я забеременею и у нас будет дочь, мы назовем ее Мавануи?
Я вспоминаю этот дурацкий разговор, и мне становится так весело почему-то!
- Джек, ты что, всё это серьезно?..
- Слово капитана Харкнесса, - отвечает он, а рука соскальзывает на внутреннюю сторону моего бедра, не задевая член. Вот как был Джек врединой в постели, так и остался!
Хотя мне так не хватало вот этих его вредностей. Почему же мы так давно с ним не…
Хм. Странно.
- Интересно, а почему у меня так башка болит? Такое ощущение, словно какой-то гадости перед сном надышался…
- Наркотики – зло, - смеется Харкнесс. – Я тебе говорил всегда – не надо этого делать!
- Да чего не надо делать-то?
- Потом расскажу, - отвечает Джек, и его пальцы наконец-то приближаются к моему полустоящему члену. Я даже дышать боюсь: вдруг опять куда-то в сторону дернется?
Он же вредный. Но я его так люблю, что умереть готов за него.
И тут Джек, словно услышав мои мысли, задерживает руку, приподнимается и смотрит мне в глаза.
- Слушай, Янто… - он запинается и облизывает губы, что совсем уж на него не похоже. - А умирать… больно?..
- Щекотно, - фыркаю я. – Слушай, я ничего не понимаю, – может быть, ты мне объяснишь?
- Потом… – Джек устраивается на мне сверху и утыкается носом в мою шею. Или это он затем, чтобы просто отвести глаза?
Нет, вы как хотите, а я никак не пойму, что за дела.
Единственное, что до меня доходит сейчас,- что я так скучал по тяжести его тела. И по запаху его кожи – опять с какой-то ванилью, как та свечка, которую он когда-то притащил в дом. Тогда мы сидели с ним вечером, и свечка воняла жутко сладкой гадостью, а я хмыкал про себя, что капитан Харкнесс, бравый мужчина, почему-то так любит разные ванильные запахи.
Такое чувство, словно и правда тысяча лет прошла с того дня.
- Джек, - говорю я чуть слышно. – Я ничего не помню… Помню только, как сказал тебе «Через тысячу лет ты забудешь меня»…
- Янто Джонс, - отвечает мой капитан, прерывисто дыша, - я же тебе говорил, что ни через тысячу, ни через две тысячи лет я тебя не забуду… А сейчас, пожалуйста… давай отвлечемся от всего этого… Я больше не могу, я так соскучился…
И тут что-то переворачивается в моей голове.
- Погоди, – я чуть не стряхиваю его с себя, так я поражен, - это что, правда, что тысяча лет прошла?
- Правда, - отвечает Джек уже серьезным тоном. – Более того: ты умер. Вообще. Окончательно. Надышался какой-то дряни и умер…
- Да ладно, - я уже переключился, мне даже не до секса, настолько это всё ошарашивает. – А почему же я сейчас… здесь?
- Благодаря новым технологиям, - хмурится Джек. - И возможностям Торчвуда. И моим личным связям… В общем, это все неважно, Янто, главное, что ты здесь…
Он опять кладет руку на мой член, и мне уже все равно, сколько лет прошло, - хорошо, что теперь все в порядке, и даже если я умер, а потом ожил опять, - хм, это весело.
И тут я вспомнил:
- Я же обещал тебе тогда… обещал побыстрее вернуться?
- Да… да… и я тоже помню..
- А ты еще говорил, что у тебя скверное предчувствие?
- Да... да, - выдыхает Джек в такт движениям своей ладони по моему члену. – Только ради бога… Янто… помолчи сейчас…
Но я не могу молчать: даже ощущая, как откуда-то издалека, из глубин бессознательного, начинает накатывать оргазм.
Я хочу окончательно все прояснить.
- И я обещал тебе, что скоро вернусь, да?
- Господи… какой же ты… невыносимый….
- Неправда, - я улыбаюсь и прикрываю глаза. – Неправда, Джек… И дело не в новых технологиях, и не в возможностях Торчвуда, и ни в чем другом… Дело в том, что ты любишь меня… и я просто не мог… не мог….
Оргазм накрывает меня с головой: последнее, что я могу выдохнуть – это «…я не мог тебя бросить насовсем… ааа!...»
И мне очень хочется надеяться, что Джек это расслышал.


запись создана: 27.08.2009 в 01:10

@темы: юмор, драма, fanfiction, PG-13, Janto

Комментарии
2009-08-27 в 13:19 

I'm phillaaked (с)
ыыыыыыыыыыыыыыыыыыыы :alles:
У меня нет слов, спасибо, что притащила сюда эту прелесть :squeeze: :heart:

2009-08-27 в 13:26 

AlyonaSL
"Лучше стыдно, чем никогда" (с)
Allive Пожалуйста! Всё для вас :buddy:

2009-08-27 в 23:27 

Heeey, mister! (c) Это не трава- это бакалажаныыыыы (с)
ООО))))большое спасибо))))прочитала с удовольствием)))

2009-08-27 в 23:28 

AlyonaSL
"Лучше стыдно, чем никогда" (с)
I love Jack искренне рада :friend:

   

Jack+Ianto=OTP

главная